September 10th, 2012

Эссе на тему секса

Лоуренс, 20-е годы ХХ века:

Я хочу, чтобы мужчины и женщины думали о сексе честно, ясно и до конца. Даже если мы не можем получать от секса полного  удовлетворения,  давайте, по крайней мере, думать о нем безбоязненно, не оставляя белых  пятен.  Все эти разговоры о юных девушках,  девственности,  чистом  листе  бумаги,  на котором еще ничего  не  написано,  просто  чепуха. 

Невинная  девушка,  не имеющий  сексуального  опыта  юноша  пребывают  в  состоянии  мучительного смятения. Они в плену у разъедающих  душу  эротических  чувств  и  мыслей, которые только с годами обретают  гармонию.  Годы  честных  размышлений  о сексе, поражений и побед в конце концов приводят к желаемому результату  - истинной,  прошедшей  все  испытания  чистоте,   когда   половой   акт   и  представления о нем начинают существовать гармонично, не мешая друг другу.  

Наш удел - осознать, осмыслить секс. После столетий блуждания с завязанными глазами ум желает  знать  все до конца. Наши  предшественники  так долго и прилежно занимались сексом, ни грана в  нем  не  смысля,  что  это занятие стало    скучнейшим, механическим,    разочаровывающим.    И гальванизировать его может только полное его осмысление. Интеллект не должен отставать  от  секса,  физиологии  организма.  Наше сексуальное сознание заморочено, мы подавлены унизительным подсознательным страхом, унаследованным, по-видимому,  от  наших  диких  предков.  В  этом отношении наш ум все еще не развит. Пришло время восполнить  этот  пробел, сбалансировать сознание эротического опыта с самим опытом. Это значит, что мы должны почтительно относиться к сексу, испытывать благоговейный восторг перед странным поведением  плоти. 

Должны  включить  в  литературный  язык "непечатные" слова, поскольку они -  неотъемлемая  часть  наших  мыслей  и обозначают определенные органы тела  и  его  важнейшие  функции.  Ощущение непристойности рождается только в том случае, если разум презирает тело  и боится его, а тело ненавидит разум и сопротивляется ему. В сознании гнездится древний, унизительный  страх  тела  и  его  возможностей.  Именно  сознание  мы   должны   цивилизовать, освободить. Этот страх довел до безумия, вероятно, гораздо  больше  людей, чем мы думаем. Безумие, погубившее великий ум  Свифта,  пожалуй,  можно  в какой-то мере объяснить именно этой причиной.  В  поэме,  посвященной  его любовнице Силии, имеется совершенно чудовищный рефрен: "Но  Силия,  Силия, Силия... с...т".
   Вот что делает с великим умом иррациональный страх!    Великий насмешник Свифт не видел, как смешон он сам. Разумеется,  Силия с...т! А кто нет? Было бы гораздо хуже, если бы она не могла  с...  Просто слов нет. Бедная Силия, виноватая  в  глазах  любовника  только  тем,  что должна отправлять  естественные  потребности  организма.  Чудовищно!  Этот страх порождается,  во-первых,  словами,  на  которые  наложено  табу,  и, во-вторых, неразвитым сексуальным мышлением.